Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Научные мероприятия  | Вопросы / Ответы
К списку победителей

Музыка скорбящих песков

Амина Актайлакова

У песчаной дюны “Поющий бархан” была своя история. История скрытая, потаенная, подспудная, но печальная.

Давно это было, в суровые времена ханства Джангир-хана, когда шла опустошающая война с калмыками, посягавшими на землю народную. Казахские батыры проливали кровь, бились не на жизнь, а на смерть, защищая кочевья семиреченские.

Но среди этого ада кромешного случилось молодому юноше встретить юную девушку, красоты неписаной, кроткого нрава, но, к несчастью, незрячую с рождения. Всегда спокоен её взгляд, только лишь легчайший ветерок колышет нежную прядь волос у виска… Как не полюбить такую? Не побоялся юноша, женился на слепой девушке, имя которой было Нурия – то есть «излучающая свет», души не чаял в ней. Родила она ему сына: счастью их не было предела. Но судьба-сударыня властна, строга и сурова… не вернулся муж-батыр с войны беспощадной. Долго мучилась жена, долго терзала себя за то, что отпустила его сражаться… Но как-то нужно было продолжать жить, хрупкое тельце сыночка нуждалось в заботе и ласке, крошечные ручки тянулись к материнскому телу…

Славным рос их сын, матери своей опора, Родине дорогой надежда. Прошли эти семнадцать лет для них мимолетно. Некогда щуплый и хлипкий малец быстро уж стал юношей, сильным, как лев, бесстрашным, как его отец. А мать все такая, хрупкая, как цветок, не польешь − завянет. Но любовью к сыну жила она, робкой, безудержной, сумасшедшей…

И вроде времена наступили чудесные: тишь да гладь и Божья благодать. Но недолгим было спокойствие: сызнова в окрестностях засновали лазутчики калмакские. Кинули клич старейшины родов, и стар и млад незамедлительно явились по первому же зову. Отправился на бой и единственный сын Нурии. Долго не отпускала она его, как будто что-то предчувствовало сердце материнское.

В первый же бой смело ринулся бесстрашный джигит, вышел сражаться на поле боя с семьюдесятью калмакскими воинами. С первым справился одним ударом обоюдоострого меча своего, со вторым, с третьим… Но вдруг подлый враг трусливо вонзил в спину юноши свой проклятый меч. Обернулся джигит, грозной тучей набросился из последних сил на гнусного противника, поверг на землю, вонзил меч с громким криком, раскатившимся гулким эхом по песчаным барханам и рухнул бездыханно среди вражьих тел…

А мать всё с надеждой прислушивается к каждому шороху ветерка, ждёт гонцов, которые вот-вот принесут счастливую весть о победе батыров. Но тихо вокруг… Давящая, пронзительная тишина… Взяв скромную котомочку, отправилась Нурия на поиски сына. Не пугало её, что глаза её не видят, свято верила, что материнское сердце подскажет ей верную дорогу. И отправилась в безжизненную пустыню, где должен был сражаться сын её. Ни деревьев, ни сорной травы совсем не видать. Под ногами обжигающий песок. Солнце печет голову матери. Но какие-то звуки, словно путеводная звезда, помогают несчастной идти. Слышит их Нурия, свои хладные слезы платком вытирает, тихонько напевая: «В этом мире струны души моей звенят только тогда, когда в сердце со мной ты, мой сын и твой отец. Вы словно моя звезда, освещающая мне путь в этой бездонной, беспросветной, удушливой мгле»...

Песок скатывался вниз, издавая чарующие звуки. Женщина чувствовала, что рано или поздно, но найдет своё дитя… Как вдруг что-то заставило её остановиться, неведомая сила тихо прошептала: «Постой, вот он… Не сберегли…» Крик, боль и снова тьма кромешная.

Несчастная, потерявшая любовь всей своей жизни, затем и сына на этой кровавой войне, женщина испила горькую чашу до дна, рухнула её опора и последняя надежда. Луна в беспросветной мгле. Сердце матери, тоскующее по сыну, разорвалось на осколки. Слезы грусти и материнской тоски полились на песок и впитались в недра земли. В этот момент красивая мелодия барханов начала обретать грустные ноты. С тех пор это место обрело название “Поющий бархан”, и по сей день он поет про трогательную историю неиссякаемой любви матери к своему ребенку.


 © 2019 - Вестник КАСУ