Главная  | О журнале  | Авторы  | Новости  | Конкурсы  | Вопросы / Ответы
К списку победителей

СКАЗ О ФИЛИППЕ ОТВАЖНОМ

Мөлдір Манарбекқызы

 

Однажды на работе отца мы познакомились с директором Риддерского филиала историко-производственного музея ТОО «Казцинк» Михаилом Сергеевичем Немцевым, который активно изучает летопись горно-обогатительного комплекса и регулярно печатает в местной и областной прессе не только результаты авторских исследований, но и свои рассказы, очерки, стихи. Он рассказал нам о нашем городе, о Ф.Ф. Риддере, в честь которого назван этот город, а также о легендах и преданиях нашего края. И я поняла, что на моей малой Родине столько прекрасных и таинственных мест, историю которых хочется передать потомкам. Вот одна из понравившихся мне легенд, содержание которой хочется передать по-своему.

Давным-давно жила-была одна женщина. И было у нее много сыновей, смелых и умелых. Самого младшего из них звали Филиппом. Позвала его как-то матушка к себе и говорит:

- Сын мой младший, Филипп, далеко-далеко за тремя реками великими, за степью голодною лежит край неизведанный, сплошь тайгою покрытый дремучей, да горами высокими увенчанный. Там вековечным сном спит Алтай Седой, закрыта душа его, полная богатств несметных. Иди в тот край, разбуди Алтай Седой от сна вековечного, чтобы он душу свою открыл да людям служил.

Выслушал Филипп мать, низко в пояс поклонился ей. Взял он ружье с зарядами, посох, молотком и топориком венчанный, да платок синий, красными нитками вышитый. И пошел в край неизведанный, сплошь тайгой покрытый дремучей, да горами высокими увенчанный.

Долгим был путь Филиппа, три пары сапог о дороге истер он, три великих реки прошел и вошел в степь голодную. Над головой солнце палящее, под ногами земля, жаром пышущая. Идет по степи Филипп, на посох опирается, пóтом соленым обливается. Вдруг, откуда ни возьмись, огромный Ворон над головой закружил. Замахал Черный Ворон крыльями, поднялась тут буря пыльная. Ветер с ног Филиппа валит, пыль глаза открыть не дает. Вспомнил Филипп о синем платке, красными нитками вышитом. Вынул его из кармана. Полетел синий платок по ветру, тут и туча набежала, ударила в землю молниями красными, дождем пролилась. Прибил дождь пыль к земле, утихла буря.

И вот вошел Филипп в край неизведанный, сплошь тайгою покрытый дремучей да горами высокими увенчанный. Остановился он, осмотрелся кругом сосны да кедры могучие, на полянах лесных, на зеленых коврах цветы диковинные. Поодаль – горы высокие и до самых вершин лесом покрытые. С них течет быстрая река, с камня на камень перекатывает воды, чистые, хрустальные, шумным голосом с тайгой перекликается. Подошел к быстрой реке, нашел место, где можно ее по камням перейти, чтобы в междуречье войти. Только к воде подошел, как над головой услышал:

- Кра... Кра!

Глянул он вверх – опять над ним огромный Ворон кружит, часто-часто крыльями машет, перо за пером роняет. Перья прямо в реку падать стали. Упало в реку первое перо – вода в реке помутилась. Упало в реку второе перо – воды в реке вдвое прибавилось. Упало в реку третье перо – взревела река, загромыхала камнями. Не перейти Филиппу реку. Вспомнил он о посохе, молотком да топориком венчанном. Подошел к сосне, что у самого берега стояла, ударил по ней топориком. Враз мост через реку вырос. Перешел Филипп по мосту реку Гремящую, дальше по тайге пошел.

Поглядел Филипп на вершину кедра, едва в темноте различил гнездо Черного Ворона. Поднял он посох, ударил по стволу молоточком. Закачался кедр могучий, да так сильно, что гнездо к ногам Филиппа упало. Не успел Черный Борон и крыльями взмахнуть, как Филипп его рукой ухватил, коленом к земле прижал. Изловчился Филипп, выхватил острый нож из-за пояса и вонзил его в грудь Черного Ворона. Выкатилось из нее сердце каменное, ударилось о скалу и рассыпалось на мелкие камешки. Подошел Филипп к скале, постучал по ней молотком, загудела гора по тайге эхом покатилось:

- Убирайся прочь, мой вековечный сон не нарушай!

Ударил Филипп по скале молотком второй раз, затрещала скала, закачалась гора.

- Эй, Алтай Седой, ото сна очнись, да меня выслушай. От Россияны я с наказом явился, чтобы ты душу раскрыл, да людям служил отныне и на веки долгие.

Ударил Филипп по скале третий раз, на две части скала разломилась. Из разлома брызнул радужный свет освещенных солнцем минералов. Заиграли в лучах самоцветов огни яркими искрами, золото зажглось. От удивления ахнул Филипп:

- Отродясь не видал я, о таких богатствах не слыхивал…

Давно это было. Уж много раз реки русло меняли, а Алтай Седой людям и поныне верно служит. Люди же о Филиппе Отважном легенды слагают, да хранят о нем память добрую.


 © 2018 - Вестник КАСУ